Звонок будильника, раздавшийся в 4 утра, был встречен с облегчением – неспокойная ночь позади. Пора! Первым делом выглянули наружу – чистое, бесконечное звездное небо. Морозно искрил свежевыпавший снег. Мы деловито собрались, как будто ходим на штурм каждый день ))) Выпили горячего чая. Весь лагерь ожил, в соседних палатках слышались голоса и бряцание снаряжения. Перепроверили оборудование, вытряхнули все лишнее из рюкзаков – каждые 100 грамм веса будут замедлять. Мое обмундирование: шерстяное термобелье (даже трусы шерстяные), пуховый комбинезон, пуховик и поверх Gore-Tex ветровка. Вчера на переходе промокли горные ботинки и начали подмерзать ноги. Когда покупал ботинки в магазине, специально мерил с двумя носками. Жесткие ботинки вроде сдавливали большой палец совсем чуть-чуть, и учитывая, что большего размера в магазине не было, подумалось, что эти “чуть-чуть” уйдут при разноске. Перед треком поносил пару дней эти ботинки и дискомфорта никакого не было, так что взял без тени сомнения. Вот только не учел, что на треке ноги слегка припухли, а ботинки на морозе сразу задубели до состояния новых кирзовых сапог. Как итог: идешь – тепло, стоишь – ноги начинают подмерзать. Одел самые теплые шерстяные носки и поверх тонкие. Пальцы чуть сдавлены, но вроде не мерзнут.

Вышли из лагеря в 5:20, сразу в одетых “кошках” с включенными налобными фонарями. Рассвет быстро вступал в свои права, и минут через 20 стало совсем светло. Опять череда радиальных и вертикальных перил, причем вертикальных становилось все больше и уже через час мы практически постоянно карабкались только вверх.

До вершины более 800 метров вертикального подъема, а учитывая наклон и радиалки, впереди минимум километр, который предстоит пройти “на руках”, жюмаря по перилам. Немцы опять “ломанулись строем” – дружно навешивались на одну и ту же веревку по 3-4 человека и синхронно карабкались под неслышный ритм (может у них военный марш играл в рациях?!).

Боря умудрился “встать” перед ними и не пропускать, сохраняя очень высокий темп восхождения. Мы с Пашей шли, попеременно меняясь очередностью.

На подходе к третьему высотному лагерю, стало сводить мышцы правой руки от работы жюмаром. Все больше сбивалось дыхание. Появилось желание “все бросить” и развернуться обратно. Все нарастающее желание просто сдаться. В голове начался внутренний диалог о смысле достижения этой Цели, о важности, слабости, упорстве… Обо всем. А тело просто следовало намеченному пути: шаг за шагом, подтягивание за подтягиванием. Если принять, что за одно подтягивание жюмаром я продвигался вверх на 20 – 30 сантиметром, то за предстоящий километр я должен подтянуться около 3500 раз! А от третьего лагеря идти вверх еще метров 600, и если я прохожу два метра высоты за минуту, то мне ползти еще 300 минут, т.е. 5 часов… Мозг лихорадочно обрабатывал “важную информацию”, пытаясь найти точку приложения мыслей на этом бесконечно долгом пути. Но ничего не помогало – голова буквально “пустела”… “Еще шаг… еще шаг… еще шаг…”. Может это “просветление”? Или это началась “горняшка”? Опять череда ассоциаций, какие-то умозаключения, и снова пустота. А тело просто шло, легкие работали как кузнечные меха, руки перетягивали веревку, ноги с остервенением врезались кошками в снег, оставляя выбоины в белом безмолвии горы. Свербила и не давала покоя мысль: “ – Развернись! Беги отсюда! Зачем это?!” Снежная вершина, покрытая голубоватой коркой льда, манила и пугала одновременно. Мозг сдался: звенящая тишина, каждая мысль одиноко пролетает яркой кометой. Нет роя конкурирующих суждений и кучи вариантов. На все есть только один ответ. Так все легко и просто. Вопрос – ответ!

Третий лагерь находится на большом снежном выступе, прямо под Даблам (леднике, свисающем с горы, благодаря которому, по одной из версий, гора и получила свое название). В 2013 году с ледника сошла снежная лавина и смела третий лагерь вчистую. После этого шерпы его недолюбливают, но т.к. располагается лагерь на высоте около 6300 метров, штурмовать вершину с него легче. Сейчас разбита только одна палатка : кто-то из австрийцев еще вчера дошел и провел ночь на этой высоте. Рядом вытоптанный след от второй палатки и куча веревок и крючьев – видимо шерпы здесь держали перевалочный склад.

Меня дождался Боря – попили с ним чаю. У меня совсем замерзли пальцы ног. Разулся – носки и ботинки промокли насквозь. Боря дал сухие носки, правда не шерстяные, а синтетику. Опять же, тонкие, но сухие, лучше мокрых шерстяных. Попытался растереть пальцы – вроде все чувствуют. Обморожение – еще один повод отказаться от дальнейшего восхождения и вернуться. Но, как говорит Боря: “ – Я ворона сильная, я ворона умная, я ворона смелая… но е$анууутаяяя…” )))) Дожидаемся Пашу – он сильно отстает. Видно, что его “накрывает” не хуже моего: отсутствующий взгляд, заторможенная реакция. Выпили еще чаю, и Паша как очнулся – все в порядке, повеселел. Вдруг резко налетел сильный ветер, аж сбил с ног.  Закружилась поземка, стало жутко холодно. Нехотя пошли дальше, наверно, каждый из нас держал про себя мысль о немедленном возвращении. Боря пошел первым, я вторым, Паша замыкающим. Снова вертикальные веревки: удар ногой, чтобы кошки впились в снег, подтянуться на жюмаре, отдышаться, снова удар ногой… Теперь добавился ледопад сверху. Впереди идущие, кошками, выбивают кусочки льда, которые скатываясь увлекают за собой снег и лед… Не совсем приятное ощущение, когда по каске или, что еще хуже, по очкам, чиркает заостренная льдинка.

Высоту контролирую по спортивным Garmin на руке: вершина все ближе! А вот сил все меньше… Последние 100 метров! Сверху спускается пара – для них уже цель достигнута. Черт, опять игнорируют безопасность! На этой веревке жюмарит немка вверху, я только что встегнулся в этот участок жюмаром, но страховочный карабин еще остался на предыдущих перилах. Издалека видно, что станция вверху ворочается от каждого подтягивания немки. И вот появляется парочка, окрыленная успешным восхождением, обходит немку, отдыхающую на станции (но все еще встегнутую), вдевают “восьмерку” и с расстоянием в 2-3 метра начинают резво дюльферить вниз. Если понятнее, то как в кино показывают, когда спецназ спускается вдоль стены отталкиваясь ногами и скользя по канату… Мужчина приближается ко мне, перестегивается на станции и дюльферит дальше. Его спутница не ждет и летит следом. Предчувствуя неладное, я отстегиваю жюмар и оставшись только на карабине, глубже вбиваю кошки в снег и вжимаюсь. И следом происходит прогнозируемое: станция. не выдержав нагрузки, вылетает из снега и превращается в летящий убийственно-острый алюминиевый уголок. Парочка срывается на пару метров вниз, чудом не зацепив друг друга кошками. Их падение резко останавливает моя веревка, но я уже ее разгрузил, а вот немка вверху от рывка срывается вниз и пролетев метров шесть вниз, беспомощно повисает. Дебилы!!! А если бы не выдержала и верхняя станция, то лететь нам всей толпой вниз метров 50 до следующей станции и совсем не факт, что после такого рывка хватило бы прочности веревки ((( У них на лице ужас. Аккуратно разбираются со снаряжением, поправляют крепления и…. продолжают парный спуск, дюльферя в паре метров друг от друга, рывками нагружая веревку. Бл$&%! Потом Паша рассказал, что ниже ситуация повторилась: так же встегнувшись вдвоем на одну веревку они сильно рванули веревку, станция так же вылетела и Паша полетел вниз, скользя лишь карабином по веревке.  Немку спасло лишь то, что Паша, распластавшись, затормозил совсем недалеко от ее головы. Шлем бы спас ее череп, но не лицо или плечи. Еще и Паша натерпелся на срыве. Образец, как дебилизм одних, ставит под удар жизнь других! А ведь немцы считаются педантичной нацией… Матеря эту парочку, продолжил свое восхождение.

Последние метров 10-15 силы совсем покинули. Видно, что на вершине ждет человек пять, пока я освобожу веревку. Шерпы, увидев срыв парочки, не пускают толпу вниз – вдруг вспомнили про технику безопасности. Хоть и на этом спасибо. Остается пару метров и меня просто затягивают наверх. Боря хлопает по плечу, что-то говорит про вершину и достижение цели, а я вообще ничего не могу понять – стою на четвереньках и глотаю разреженный воздух. Спустя минуту одышка отпускает. Я на вершине! Я НА ВЕРШИНЕ!!!

Вершина Ама Даблам (6814м)! За нами в облаках самая высокая вершина мира - Эверест!

Вершина Ама Даблам (6814м)! За нами в облаках самая высокая вершина мира – Эверест!

Вершина Ама Даблам (6814 м). А GPS показывает 6833 м. Вышли в 5 утра, на вершине в 14 часа дня!

Вершина Ама Даблам (6814 м). А GPS показывает 6833 м. Вышли в 5 утра, на вершине в 14 часа дня!

Боря и я на вершине Ама Даблам (6814 м.)!

Боря и я на вершине Ама Даблам (6814 м.)!

Боря и я на вершине Ама Даблам (6814 м.)!

Боря и я на вершине Ама Даблам (6814 м.)!

Вид с 6814 м. (вершина Ама Даблам)!

Вид с 6814 м. (вершина Ама Даблам)!

Дружба народов на высоте 6814 м. (вершина Ама Даблам)!

Дружба народов на высоте 6814 м. (вершина Ама Даблам)!

Довольно большой “пятак” – размером с футбольное поле ))) Следы на снегу обозначают, что от вбитой станции народ уходит максимум метров на 10. Фотографируем виды, ждем Пашу. Нам не видно, что у него в это время срыв из-за действий безумной парочки. Боря достает полосатую фляжку “ВМФ России” с ромом – при восхождении на Айленд Пик в 2012 году мы делали по символичному глотку на вершине. Вот и теперь, обжигающий напиток “За военно-морской флот России” булькается внутрь. В ожидании  Паши остаемся втроем: я, Боря и Лакпа. Паши все нет, а из-за рельефа видно только метров 70 веревки и все. Лакпа предлагает уже спускаться вниз и не ждать Пашу. Небо быстро затягивает облаками, я и Боря замерзли, но предлагаем еще немного подождать. Прошу Лакпу спуститься чуть вниз и если что помочь Паше, но он говорит, что если начнет спускаться, то обратно уже не станет подниматься. Спустя минут 15, замерзнув совсем, соглашаемся, что пора идти вниз. Я первый – вдеваю “восьмерку”, спускаюсь вниз метров на 15 и вижу, что Паше до вершины метров 100… Кричу Лакпе, что мы продолжаем ждать! Перецепляюсь на жюмар и повторно восхожу на вершину. Так что я за один раз успел и вползти и взойти на вершину )))

Когда взошел Паша, мы еще раз сделали по глотку рома “за ВМФ”, сфотографировали флаги, в том числе флаг спонсоров, благодаря помощи которых, нам удалось “вписаться в бюджет“.

Дружба народов на высоте 6814 м. (вершина Ама Даблам)!

Дружба народов на высоте 6814 м. (вершина Ама Даблам)!

Вниз я пошел первым, следом Боря, за ним Паша и замыкающим Лакпа. Перед третьим лагерем Лакпа обогнал нас и ускакал вниз (мы ночуем во втором лагере, а ему надо спуститься до первого). Помня о срывах, мы шли по одному. Проходя злополучную станцию, которую шерпы вбили по новой, я лишь слегка оттянулся, чтобы быстрее пройти этот участок, как станция пулей вылетела из снега и я заскользил вниз. Развернуло, ноги “запутались”, распарывая кошками пуховый комбинезон. В доли секунды распластался “звездочкой”, пытаясь затормозить падение. Пролетев вниз метра три-четыре остановился. Штаны были распороты в 4-5 местах, от удара было больно спину и я полностью был дизорентирован. Осторожно укрепился кошками на льду. Свербила одна мысль – лишь бы не обрыв веревки, а то лететь вниз метров 400, не меньше. Чуть поднявшись вверх, укрепил станцию под отрицательным углом, чтобы она не выдергивалась при оттяжке, и продолжил свой спуск. Без дальнейшик происшествий, к 20 часам мы спустились во второй лагерь.

Вид из третьего лагеря: двет точки - это спускаются Паша и Боря с вершины Ама Даблам.

Вид из третьего лагеря: две точки – это спускаются Паша и Боря с вершины Ама Даблам.

Белое солнце пустыни....

Белое солнце пустыни….

Уже было совсем темно. Нам повезло, что во втором лагере никто не занял нашу палатку (обычно после восхождения все спускаются сразу до первого высотного лагеря). Лакпа, проходя через второй лагерь, накидал в палатку вещей, обозначив, что она занята. Для нас это было просто спасением. Мне кажется, что мы настолько уже обессилили, что до первого лагеря шли бы всю ночь. Уставшие, заползли в палатку и пытаясь не отключиться, стали ждать, пока закипит вода на чай. За день было съедено пару шоколадок, но о еде совсем не думалось.

Когда снимал ботинки, на правой ноге никак не вытаскивался носок. Ногу вытащил, а носок как будто чем то прижало. Оказалось, что он просто примерз изнутри! Пальцы ног были с синеватым оттенком, но чувствительности не потеряли. Было понятно, что я их сильно обморозил, но была надежда, что отойдут. Взял у Бори немного рома “для медицинских целей” – растер пальцы, одел сухие носки. Сразу потеплело, но следом пришла пульсирующая боль в пальцах.

Попили чай и сразу легли спать. Я выпил таблетку снотворного, надеясь, что от усталости просто отключусь, но боль в пальцах только нарастала и никак не давала заснуть. Спустя минут 40, понимая, что уснуть не получается, выпил еще одну таблетку снотворного и таблетку обезболивающего. Через десять минут боль начала отступать и я провалился в сон.

Прошли (“подтянулись”) 3,99 км.

Быстрый переход

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс