Утро встретило сильной головной болью. Вместо, ставших традиционными, 6 утра, встали в семь. Лакпа обещал придти после 8 утра, так что вставать не торопились. У меня заложен нос и мучает головная боль. Паша и Боря выглядят не лучше – говорят, что очень плохо спали ночью. Высота дает о себе знать – организм не успевает адаптироваться. Я выпил таблетку аспирина и минут через 10-15 боль отступила. Боря опять примерил “фартук кока”: газовая горелка весело засвистела и вскоре был готов очередной “супчик дня”. Подоспел Лакпа (часов в 9) и немало удивил нас утренним меню: заварив кружку крепкого черного чая, он высыпал прямо в чай пачку лапши быстрого приготовления! И уплетал этот коктейль с таким удовольствием, что даже и нам захотелось. После завтрака настроение в группе приподнялось, но мы предложили Лакпе, чтобы он позволил нам сегодня акклиматизироваться и никуда не идти. Лакпа веселым, но безапелляционным тоном, ответил: “Go to second camp and go down!”, что в свободном переводе прозвучало как “вверх ленивые сагибы, потом отдохнете” ))) Быстрые сборы, громыхание обвеской, подгонка альпинистской беседки, проверка жюмара, карабинов. В негнущихся альпинистских ботинках мы начали свой путь.

Выход ко второму лагерю Ама Даблам

Выход ко второму лагерю Ама Даблам

Первый этап – выйти из самого лагеря! Прыжки и карабканья по глыбам вызывают безумную одышку. Доходим до обрыва, слева от которого пологая стена, сложенная из коварной пластинчатой сыпухи. Во многих местах камни припорошены снегом. Идем след в след. Второй этап из сыпухи преодолен. Начинаются перила (закрепленные веревки). За перила просто держимся и идем по протоптанной тропе меж камней. Ощущается реальная угроза жизни. Выброс адреналина перезапускает процессы в организме – слабость проходит. Ощущаешь в себе “готовность ко всему”. Пропадает одышка, все движения четкие и собранные. Начинаются участки с использованием жюмара, даже по тропе идем с встегнутой страховкой. Поднимаемся все выше, к сплошному снежному покрову. Одеваем “кошки”, которые зубьями легко впиваются в лежалый снег, но на камнях беспомощно цокают когтями.

Что-то стало много снега... Пора одевать кошки...

Что-то стало много снега… Пора одевать кошки…

Подходим к вертикальной стене, вдоль которой натянуто много веревок. Стена отвесная и такое чувство, что мы должны просто пройти по воздуху. Лакпа идет первым: разворачиваясь лицом к стене и максимально оттягивая на себя веревку, он упирается зубьями кошек в едва заметные выбоины в граните скалы. За счет напряжения мышц, вектор тяжести приложен на два зуба кошек и направлен под углом к скале. Достаточно немного ослабить оттяжку или скользнуть зубчиком кошки мимо выбоинки в скале, и ты уже висишь над пропастью, дно которой теряется в дымке облаков под нами. Участок всего метров десять. От напряжения сводит мышцы рук и ног. Несмотря на окружающий холод становится очень жарко. После прохождения этого участка бьет адреналиновая дрожь. Снова снег, вертикальные подъемы с жюмаром, пара участков горизонтальных “оттяжек”, но чувство страха уже притуплено. Медленно продвигаемся ко второму лагерю. Резко, буквально за пять минут, налетает ветер, много снега, сгущаются облака под нами и вокруг. Как будто взболтали рождественский шар, настолько быстро изменилась погода. Второй лагерь находится на высоте 6200 метров, мы на высоте 6000 метров. Лакпа принимает решение спускаться вниз не доходя эти метры.

Вниз идем чуть быстрее, но физически устаем сильнее: спуск на “восьмерке” требует слаженной работы рук и ног. Горизонтальные участки “с оттяжкой” уже воспринимаются спокойно, только после них все тело пробирает дрожь от перенапряжения. Погода ухудшается еще больше. Видимость метров 20, не больше. Доходим до конца провешенного перилами участка. Тропа запорошена мокрым снегом, поэтому нога часто соскальзывает с камней. Очень страшно, т.к. перила уже кончились и ты предоставлен лишь самому себе и своим товарищам. Накатывает слабость – запасы адреналина исчерпаны. Следом появляется состояние апатии. Бредем в начинающейся снежной буре, едва различая друг друга. Доходим до участка сыпухи – все покрыто ровным плотным слоем снега. Каждый шаг как последний.Стараюсь идти по следам, но ветер мгновенно заметает тропу. Наконец поднимаюсь к первому лагерю, к палатке, сбрасываю, ставшее внезапно свинцово тяжелым, снаряжение и ныряю внутрь. Вся одежда промокла насквозь: снаружи от мокрого снега, изнутри от пота. Переодеваюсь в сухое, перевожу дух. Страх ушел, усталость сменилась удовлетворением: “- Я смог!”. Теперь приходит понимание, что мы сможем дойти до вершины, что несмотря на горняшку, организм может мобилизоваться и “смочь”! Это ощущение очень ценно! Что-то схожее я переживал, когда второй раз финишировал горный марафон “Конжак” (первый раз я “дополз”, а на следующий год я именно финишировал) – смесь безумной усталости и удовольствия от достижения!

За тонкими стенками палатки разбушевалась снежная буря. Лакпа сказал, что смысла здесь торчать нет и он пойдет вниз. А нам лучше остаться еще на одну ночь для акклиматизации и завтра спуститься вниз. Немного отдышавшись, обедаем (или ужинаем?) и ложимся отдыхать. Время около 19 вечера, все устали, но сон не идет. Снаружи продолжает завывать ветер, палатка просела от количества снега. Приходится периодически постукивать по стенкам, чтобы снег сползал с палатки. Поняв, что пока нам не уснуть, сели сыграть в карты, сделали чаю из свежего снега. Строим догадки о завтрашней погоде и нашем состоянии после предстоящей ночевки. Так и закончился этот сложный день на высоте 5800 метров. Снова выпил две таблетки снотворного, опять много снов, и нехватка кислорода. Но спалось намного лучше, чем вчера. Лишь трепетание палатки и завывания ветра снаружи периодически вырывали из цепких объятий сна.

Пройдено за день 1,85 км.

Быстрый переход

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс