Проснулись в 6 утра. Сегодня выход в первый высотный лагерь и ночевка в нем. Спокойно собрались, позавтракали. Около 8-30 вышли во двор, где Лакпа и хозяйка лоджи устраивали обряд умилостивления духов. На валуне развели небольшой костерок из веток можжевельника. Бормоча что-то себе под нос, Лакпа кидал щепотки риса и велел нам сделать так же. У меня этот ритуал вызвал необъяснимое чувство беспокойства. Шерпы бегают по местным вершинам и в целом относятся к восхождениям с некой долей раздолбайства. Если мы экипируемся в удобные прочные ботинки, одежду Gore-Tex, подбираем рюкзаки, то шерпы, зачастую, восходят в рваных кроссовках и обычных “adi_b_as” – штанах. И вдруг, такое уважительное отношение к горе, молитвы, подношения. Лакпа сказал, что это святая гора и она не каждому дает взойти на себя.

Утро... Ама Даблам! Начало восхождения!

Утро… Ама Даблам! Начало восхождения!

Начали восхождение к первому лагерю – шли спокойно, не торопясь. Я старался дышать через нос, т.к. горло все еще болит. Набрав почти 600 метров, на высоте около 5000 м. начал ощущать признаки горняшки: сбивающееся дыхание, частое, как у паровоза, общая слабость. Почему-то нам запомнилось, что первый высотный лагерь находится на 5200 м., но на одной из остановок Лакпа, небрежно махнув рукой на возвышающуюся скалу, сказал, что на ней первый лагерь (высота 5820 м.). Новость о том, что нам за день предстоит набрать 1300 метров высоты, при общепринятых и потенциально безопасных 700 метрах, явно не добавила нам сил и оптимизма. Лакпа сослался, что мы уже были на высоте 5400 метров (на Чукунг Ри), так что “чистый” набор для нас “всего” 420 метров. После 5000 метров мое продвижение шло по бесконечному повторению одного и того же цикла: 5-10 шагов вперед, секунд 20-30 отдышаться, еще 5 шагов вперед, еще секунд 30 отдышаться, рывок на 20-30 шагов вперед до ближайшего валуна и сесть, ловя воздух ртом, как рыба. Передышка 3-4 минуты для восстановления пульса и дыхания и цикл начинается сначала. И ведь поехал я в экспедицию, как считал, довольно подготовленным. Около 3 месяцев беговых тренировок по четкому плану (40-50 км. в неделю), успешно преодоленный горный марафон Конжак (42 км. 195 м.). Да, шлось намного легче, чем в 2012 году, но и этого оказалось МАЛО!

Перебежками я добрался до каменной гряды, лежащей на пути к лагерю. Самого лагеря не было видно, т.к. он был “за поворотом”. На этом участке единой тропы нет, т.к. на серо-черных камнях следы не задерживаются – есть лишь направление по “пирамидкам” – каменным турам. Учитывая одышку и общую слабость, выглядело мое передвижение эдакой лунной походкой: затяжной прыжок, остановка, смешной взмах руками в попытке стабилизации, затяжная пауза и следующий прыжок. Спустя полчаса-час, продвинувшись “до поворота”, увидел ряд палаток. притулившихся на вершине скалы. Палатки были налеплены сбоку очень крутой стены (около 60 градусов уклона). Лагерь казался таким близким, но после валунов нас ждало новое испытание: узкая полоска белесой сыпухи. Камни пластинками лежали друг на друге, создавая иллюзию крепкой тропы, но стоило встать “не на тот камень”, как он начинал сползать вниз по этим пластинчатым наслоениям. Земля уходит из под ног не в переносном, а в прямом смысле. С остановками, одышкой и максимальной осторожностью мною был преодолен этот участок. И вот уже палатки совсем близко – на вершине скалы, стена которой, сложена из крупных брусков и наслоений. Сверху была закреплена веревка (перила), с 4-5 промежуточными станциями. Подъем вверх на 100-150 метров. Ирония была в том, что подвесную систему я с собой не брал, т.к. нам сказали, что до первого лагеря маршрут пеший. Так что подвесные системы всей нашей команды были где-то далеко внизу в бауле, который нес портер. Шерпы сновали вверх и вниз, как будто это была горизонтальная тропинка. Учитывая свою усталость, я и удержать-то эту веревку не мог, не то что, подтянуться на ней. Обычная 9-ти миллиметровая пластиковая веревка, скользкая и режущая руки – но ничего другого не было… Отдышался, обмотал веревку вокруг правой руки и начал карабкаться. Первый участок преодолел без проблем, хотя, честно говоря, ноги подкашивались от страха. Пока успокаивал дыхание, меня догнал “полукоматозный” японец, у которого из рюкзака выглядывала подвесная система. Он ее достал, одел, делая все очень медленно, как во сне. Наверно, со стороны, мои движения были такими-же “тормознутыми”. Пока он цеплялся к первому участку, я снова обмотал веревку вокруг правой руки и двинулся вверх. Второй участок был протяженным, метров 40. На середине пути я почувствовал, что снизу кто-то нагрузил веревку, резко перетянув мою руку до ощущения сильной боли. Я аж вскрикнул от неожиданности. Этот “коматозный” японец, игнорируя меня, начал карабкаться по второму участку. Материться было бесполезно, так что пришлось выбрать небольшой уступ, высвободится от веревки и стоя “на раскоряку” дожидаться японца. Я рассчитывал, что он в обвязке и с жюмаром быстро пройдет этот участок. Каков же был мой ужас, когда я увидел, что японец, встегнув карабин на веревку, просто шел по склону, лишь придерживаясь за веревку. Это означало, что если бы он подскользнулся, а в его состоянии это могло произойти в любой момент, он бы пролетел до нижней станции, просто скользя карабином по веревке, но никоим образом не затормаживая падения. И я четко видел, что на его подвесной системе болтался жюмар (самофиксирующееся устройство для подъема). Я ему громко сказал: “ – Sir, use jumar!” (сэр, используйте жюмар!). В ответ он произнес скомканное “OK”, на секунду “завис”, встегнул жюмар в веревку и продолжил путь… НО он его не зафиксировал! Т.е. это просто была бесполезная железяка, скользящая по веревке и не более того. Пришлось спуститься немного ниже, защелкнуть у него жюмар, проверить на фиксацию и только после этого хлопнуть по плечу и скомандовать ”Go up!” (Иди вверх!). Японец улыбнулся усталой измученной улыбкой, опять пробормотал “ОК” и тут же повис на жюмаре от изнеможения. Пока он преодолевал этот отрезок перил, пыхтя от усталости и повисая на страховке через каждые два шага, я прикидывал свои шансы добраться до следующей станции без страховки и оборудования, находясь в подобном уставшем состоянии. Наконец-то бедолага добрался до следующего участка, а я, обмотав веревку вокруг руки, продолжил свой медленный подъем. Дыхание сразу же сбилось, и пришлось останавливаться каждые два – три метра. Не помню, сколько продолжался подъем, но в итоге я добрался до верха стены, где ждало еще одно испытание: наша палатка находилась метрах в 40 левее от конечной точки крепления веревки, по которой я забирался. Верх скалы представлял собой хаотичное нагромождение разновеликих глыб, между которыми, на импровизированных площадках, мостятся палатки. Переход от палатки к палатке – настоящая полоса препятствий. Уставший и еле стоящий на ногах, я принялся прыгать и карабкаться от глыбы к глыбе, от палатки к палатке. Добравшись до места, скинул рюкзак и замер от открывшегося вида. Ни одно фото или видео не передаст этой панорамы! Мы были на высоте 5850 метров и облака были намного ниже нашей высоты! Заходящее солнце создавало причудливое освещение в толще плотных облаков под ногами. Забыв про усталость, вытащил из рюкзака фотоаппарат и стал без остановки щелкать затвором. Но более всего, стал впитывать в себя этот образ гор: ветер, запахи и звуки, блики света и оттенки. Человеческий организм имеет поразительные запасы сил: еще 15 минут назад я думал, что не пройду и 15 метров до палатки, а сейчас метался по гребню выискивая удачный ракурс и пытаясь успеть поймать блики заходящего солнца. До палатки добрался Паша, а следом и наш портер Сюзан.

Паша замечтался (Первый лагерь Ама Даблам - 5800 м.)

Паша замечтался (Первый лагерь Ама Даблам – 5800 м.)

Кррасотааа

Кррасотааа

Первую ночь было страшновато в таких гнездах спать

Первую ночь было страшновато в таких гнездах спать

Золото Ама Даблам

Золото Ама Даблам

Золото Ама Даблам

Золото Ама Даблам

Лакпа быстро распаковал вещи, попутно обнаружив, что его альпинистские кошки остались в базовом лагере. Сказал, что вернется к нам утром и убежал вниз. Что-то мне подсказывает, что он просто не захотел спать в палатке ))) В протяженном лагере мы занимаем две двухместные палатки и еще на одной площадке придавлена валуном запасная. Одну мы приспособили под склад, а во второй разместились втроем. У палатки вход с двух сторон: один защищен маленьким тамбуром, в который мы свалили все ботинки, а с другой стороны тамбур побольше – его мы использовали для кухни. После перехода у всех истощенное состояние. Разместив складные и надувные коврики на дно палатки и утеплив пол спальниками мы втроем забились внутрь и начали обживаться. Боря был признан походным коком: колдовал с горелками, топил снег, командовал наполнением термосов чаем. Сделали жиденький куриный суп-лапшу из пачки “Ролтон” и кубика специй. Разлив по кружкам, с удовольствием употребили это чудо пищевого химического производства. В палатке стало теплее от горелок и нашего дыхания. После ужина нас хватило лишь на пару партий в карты и около 19 вечера мы легли спать.

На ночь выпил 2 таблетки снотворного, но спал очень плохо. Постоянно не хватало кислорода. Очень боялся, что надует челюсть, т.к. спал с краю, и от входа постоянно сифонило холодом. Снилось много снов, но какими-то отрывками. Ночью перестало болеть горло, но появилась заложенность носа.

Сегодня первый раз опробовал свой самонадувающийся коврик Mammut, который подарили на ДР. Отличная вещь! Легкий, компактный, сглаживает все неровности пола и не пропускает холод.

Пройдено за день 6.44 км.

Быстрый переход

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс