Страшный сон

16.08.04

Мексика. Пригород. Я сижу около машины и любуюсь закатом. В этих краях это очень красиво. Большой диск кроваво красного солнца закатывается за бескрайний горизонт и уходящий свет оживляет тени от чахлой растительности. Рядом прогуливается какой-то господин, явно ожидая кого-то. Вдруг я боковым зрением улавливаю отблеск от какого-то предмета, находящегося достаточно далеко. Присматриваясь, замечаю в кустах какого-то человека с предметом, похожим на винтовку. Проследив направление дула, замечаю на господине красную точку лазерного прицела. Она медленно ползет по спине к затылку и замирает. Все это проходит как в замедленной съемке. Я бросаюсь и сбиваю с ног господина, и в этот момент звучит выстрел, который обжигает мое левое плечо. На удивление, господин быстро ориентируется, и мы с ним бросаемся за машину. Звучит еще пару выстрелов, но пули только взрывают грязно-желтый песок, оставляя после себя облако пыли. После небольшого затишья, слышится звук мощного мотора, выглядывая, вижу, что к нам из-за холма, как раз где был снайпер, несется черный джип. Не сговариваясь, мы бросаемся к машине. Я сел за руль старого «Шевроле», который на удивление быстро завелся, и мы помчались по ухабистой пыльной дороге. Безусловно, у джипа скорость была намного выше, и, с каждой секундой рев его мотора слышался все ближе. Мой сосед вытащил из-под пиджака пистолет. Крикнув мне: – «Держи ровнее!», высунулся из окна и начал стрелять куда-то в сумерки, на звук мотора. В ответ по машине прошлась автоматная очередь, лишившая нас заднего стекла.

Мне вдруг стало безумно страшно и до меня, наконец, дошла серьезность ситуации. Я, деловой человек, который из оружия держал только коллекционные экземпляры, мчусь по бескрайней сумеречной мексиканской пустыне, на старом арендованном «Шевроле», с каким-то безумным господином, который, высунувшись из окна, палит из пистолета в темноту, откуда ему отвечают автоматными очередями неизвестные, видимо, еще более безумные люди. Все, как в дурном фильме, только сцены поставлены не режиссером и оружие не бутафорское, и настоящий свинец впивается в железо нашей машины и взрывает дорожки песка под колесами.

После одного из пистолетных выстрелов, сзади послышалось бурчание глохнущего мотора, видимо одна из пуль все-таки достигла своей цели. Правда, было не известно, то ли она достигла водителя, то ли мотор его железного коня, но особого желания это узнавать у меня не было, т.к. одно из задних колес было прострелено и нас бешено мотало по дороге. Тусклый свет фар выхватывал из темноты призрачные очертания дороги и какую-то приземленную растительность. Перед нами была сплошная темнота, а звездное небо было настолько низко, что казалось, еще немного, и оно нас накроет черным покрывалом с серебристой паутиной звезд. Через разбитое заднее окно в машину проникал холодный ночной воздух пустыни с множеством, непонятных европейцу, ароматов. Мы ехали молча, т.к. видимо каждый из нас переживал шок и близость старушки с косой. Спустя минут сорок безумной тряски по пустыне фары выхватили из темноты заброшенное здание, похожее на мельницу, только без лопастей. Неизвестно кому взбрело в голову построить на этом отшибе, больше чем в тридцати километрах от ближайшего населенного пункта, мельницу, но я мысленно поблагодарил строителя, т.к. было, где передохнуть до утра и заменить колесо.

Деревянное здание было высотой метров десять – двенадцать, сквозь выломанную обшивку проглядывал добротный каркас из толстых бревен. Все-таки, насколько могуч в своих безумствах человек, если он смог на территории, где самое распространенное растение – это колючки и кактусы, возвести конструкцию из толстых бревен, проделавших путь в сотни километров и обшить ее досками, проделавшими не меньший путь. Судя по всему, здание было уже давно заброшено, т.к. большие деревянные ворота сильно просели на кованных ржавых петлях, и, было ясно, что больше им уже не открыться никогда. Небольшая узенькая дверца справа от ворот просто выпала внутрь, когда я ее слегка поддал плечом. Внутри был сумрак, который разгонял лишь бледный лунный свет, проникающий сквозь громадную дыру в крыше и множество щелей в обшивке. Посреди, возвышались большие каменные жернова, что подтверждало версию о том, что прежде это была мельница. Наверх вела добротная деревянная лестница, и казалось, что годы просто обошли ее стороной. Взяв из багажника машины большой фонарь, мы решили осмотреться. За это время, мой спутник только буркнул: «Спасибо, что спасли мне жизнь!», и дальше мы общались только жестами. Видимо он не хотел особо общаться, а на меня накатила такая усталость, что я особо то и не настаивал. Всего в мельнице было три яруса, обрамляющие жернова квадратом. Поднявшись на верхний ярус, я заметил дверь, за которой оказался небольшой балкончик с отходящим от него куда-то в темноту мостком и уходящей вниз, еле заметной лестницы сбоку. Внизу было большое пустое пространство, видимо амбар, в котором хранилось сырье. Пройдя по мостку пару шагов, я чуть не сорвался вниз, т.к. он резко обрывался неровным краем и неизвестно, сколько лет, а может десятилетий, назад он сломался. Не испытывая судьбу, я быстренько вернулся обратно на ярус, прикрыв за собой дверь, и тут услышал визг тормозов у ворот. В дверь вбежал мой испуганный спутник, пытаясь найти место, где можно спрятаться. На улице глухо хлопнули дверцы автомобиля, послышались шаги и в проеме двери возникли два силуэта. Я инстинктивно вжался в проем в стене, стараясь даже не дышать. Вошедшие оказались молодой девушкой со снайперской винтовкой и огромным мексиканцем с пистолетом. Как в замедленной съемке, мексиканец поднял руку с пистолетом, и, направив дуло на господина в сером пиджаке, нажал на курок. Прогремело 2 выстрела и тело моего спутника вдруг обмякло и медленно осело на грязный бетонный пол. Мексиканец что-то сказал девушке, и они оба стали осматривать помещение, при этом, снайпер стала подниматься на верхние ярусы, а бугай вышел осматривать со стороны улицы. Мне даже стало интересно, что они могут искать в этом заброшенном ветхом здании, и вдруг, словно взрыв в голове: «Они ищут меня!». Я лихорадочно осмотрелся: до двери к балкончику было метра три, а поднимающийся снайпер сможет рассмотреть меня минуты через две. Всего три метра за две минуты, но мне они показались марафонской дистанцией на выживание. Как можно сильнее вжавшись в стенку, бочком стал пробираться к двери, женские шаги были все ближе и мне казалось, что я пробираюсь не в тени стены, а по ярко освещенной сцене у всех на виду. Добравшись до двери, я получил новую проблему – она была аккуратно мной же прикрыта. Собрав волю в кулак, стал медленно открывать ветхую дверь, но старые петли, не ведая о моих страхах и надеждах, так пронзительно заскрипели, что их было слышно и за пределами мельницы. Темп шага преследовательницы увеличился, послышался окрик, и мне ничего не оставалась, кроме как бежать. Резко рванув дверь, я вбежал на балкончик, и, также резко захлопнув, сломя голову побежал по мостку. Пробежав несколько метров, я вспомнил, что дальше пути не было, но сзади явственно раздавались приближающиеся шаги преследующего человека, шаги смертельной опасности. Быстро, стараясь не шуметь, я вернулся обратно, и встал, чтобы открывшаяся дверь заслонила меня. Спустя пару секунд, дверь распахнулась и на балкончике остановилась снайпер. Она была так близко, что через щели в двери, несмотря на очень тусклое лунное освещение, я мог различить оттенок ее волос. Это была молодая девушка с огненно-рыжими волосами, на ней были черные джинсы и водолазка, а на поясе было множество кармашков, сквозь плотную ткань которых угадывались нож, фонарик, патроны, какие-то провода. Осмотревшись, она достала небольшой фонарик, и, подсвечивая впереди себя, быстрым шагом двинулась по мостку. Соответственно она больше смотрела в темноту, а не под ноги, и, пройдя некоторое расстояние, просто сделала шаг в пустоту. Послышался крик, оборвавшийся на ударе об бетонный пол, и, даже наверху был слышен хруст дробящихся костей. Я рванулся было в дверь, но увидев вбегающего внизу мексиканца, и вспомнив как заваливался от выстрелов мой спутник, вернулся обратно. И снова были слышны приближающиеся шаги смерти, только теперь, смерть несло не женское цоканье каблуков, а твердая тяжелая мужская поступь. Думаю, что этот не рванет, сломя голову, вперед и за дверью мне теперь не спрятаться. Вспомнив про лестницу, уходящую от балкончика вертикально вниз, я стал быстро по ней спускаться, рискуя сломать себе шею, если одна из перекладин этой старой прогнившей лестницы не выдержит моего веса. Но мексиканец нес более вероятную свинцовую смерть, поэтому скорость моего спуска была очень велика. Вдруг моя нога шагнула в воздух, и я кое-как удержался на руках. До пола оставалось около полутора метров и, не долго раздумывая, я разжал руки и хлопнулся на холодный бетонный пол, усеянный какой-то соломой и мышиными экскрементами. Сквозь большие щели в стене дул прохладный ветер, принося новые запахи, и хотелось прижаться к теплому шершавому дереву и дышать этим воздухом, уносясь куда-то далеко в шальную молодость, когда, встречая с любимой женщиной рассвет, дышал таким же воздухом, каждый раз новым и волнующим, туманящим разум. Но сейчас я был абсолютно один, и разум туманил не воздух, а бурлящий в крови адреналин. На балкончик вышел мексиканец и стал выхватывать из темноты очертания предметов ослепительным светом фонарика. Стараясь не шуметь, я медленно стал продвигаться вдоль стены, в поисках выхода их этого большого и неуютного помещения. Внезапно ногой я споткнулся о железный предмет, нагнувшись, я нащупал холодную рукоятку пистолета, который, видимо, отлетел от тела снайпера при падении с высоты. Луч света, рыскавший по всему амбару, уперся в меня, и я, до боли сжав в руке пистолет, выпустил все обойму на свет фонарика. Говорят, фортуна благосклонна к начинающим, и в этот раз она не повернулась ко мне спиной: погас свет фонарика, а потом вскрик и падение с высоты тяжелого тела, завершенное тяжелым глухим ударом об пол. Не знаю, успел ли выстрелить в меня этот здоровенный мексиканец, но я был абсолютно цел, а недвижимое тело утверждало, что я то уж точно попал в него. Продвигаясь вдоль стенки, я, наконец-то, нащупал дверь, подтолкнув плечом которую, просто вывалился на улицу. Осмотревшись, я поплелся к машинам. Т.к. на моей машине на задних колесах вместо резины били лохмотья, я пошел к черному джипу. Ключи, поблескивая брелком в виде черепа, торчали из замка зажигания. Не помню, как я добрался до города, как не заблудился в этой пустыне, но утром я был в своем отеле.

Даже спустя полгода, записывая эти строки, я не знаю ни имени этого господина, ни того за что и кто его убил. Как страшный сон, длиною в восемь часов, он промелькнул в моей жизни, оставив неизгладимый след. Сидя вечером, с кружкой холодного немецкого пива, я думаю: «Возможно, это был всего лишь сон?!».

АлеРо, 16.08.04

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс